Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Чем камчатские сёрферы заинтересовали Юрия Дудя

Чем камчатские сёрферы заинтересовали Юрия Дудя
Фото snowave-kamchatka.com, campkamchatkasurf.ru
За последнее время камчатский полуостров привлек к себе внимание многих блогеров и журналистов, и не только новостями о распространении коронавируса. О Камчатке заговорили как об очень важном туристическом объекте на карте России.

Заинтересовались полуостровом хорошо известные на просторах сети каналы «Своим ходом» и «вДудь», глава Ростуризма Зарина Догузова и даже бывший министр обороны Сергей Иванов, ныне спецпредставитель президента России по вопросам природоохраны. В качестве одного из важных маркеров для привлечения людей на Камчатку все они отметили сёрфинг на волнах Тихого океана.

Репортаж, в свойственной им манере, о камчатских покорителях волн сняли и журналисты сайта «Сибирь. Реалии» – «Первая и единственная зимняя школа серфинга в России на Камчатке». Его главным героем стал камчатский серфер Антон Морозов. Авторы и спикеры репортажа, как и в фильме Дудя «Камчатка – полуостров, про который забыли», на примере серфинга рисуют мрачноватую картину развития полуострова.

Оставим за скобками вопрос, будет ли столь экзотическое для севера развлечение как магнитом манить туристов? Спортсменов и людей, увлеченных катанием, да. А для привлечения массового потока вряд ли этот вид спорта повторит успех сноуборда.

Меня в этой истории заинтересовало другое: почему увлечение людей, по-настоящему влюбленных в свой край и Тихий океан, стало основой для оценки социально-экономического развития полуострова в частности и в глобальном аспекте России. На мой взгляд, обсуждать нелёгкую экономическую ситуацию Камчатке, которая складывалась не один год, в кругу сёрфингистов, по меньшей мере, странно.

Но в одном камчатскому серферу Антону Морозову повезло – о нем рассказали на популярном авторском yotube-канале. После выхода фильма Дудя о Камчатке интерес к школе сёрфинга вырос на порядок. Однако, надо признать, что известны камчатские серферы были и ранее. Журналисты всегда баловали вниманием и Антона Морозова лично и его школу «Snowave».


на фото: Антон Морозов

Со слов основателя школы «Snowave», представители администрации края регулярно пользовались его брендом для имиджевой рекламы полуострова. Как считает Антон, сотрудничество было односторонним. Как показано в репортаже сайта «Сибирь. Реалии», помогать развивать это направление спорта на государственном уровне никто из чиновников камчатского правительства не торопился.

В одном из интервью Антон Морозов признает, что «в начале пути мы взяли грант государственный для поддержки предпринимателей молодых. Взяли грант там, купили четыре гидрокостюма, или пять, и две доски. Вот так выглядела сёрф-школа». При этом ни Дудь, ни журналисты из «Сибирь. Реалии» не упоминают, что помимо гранта Антон Морозов смог получить для своего коммерческого проекта землю в аренду на территории Халактырского пляжа и построить небольшой домик и простую инфраструктуру.

Да, у Антона есть мечта – создать полноценную ДЮСШ по сёрфингу, набирать детей и подростков и учить их этому виду спорта. Но пока занятия в «Snowave» для детей и взрослых проходят на коммерческой основе. Согласно сайту компании, 5 дней обучения в «Snowave Surf Kids» стоят 10 тысяч рублей, одно занятие для взрослых – 3,5 тысяч рублей.


Понять логику журналистов вроде Дудя или сотрудников медиа-группы «Радио Свобода» из «Сибирь. Реалии» можно. Вероятно, в редакционных заданиях стояла вполне конкретная задача сделать материал о «протестных» настроениях среди увлеченной молодежи, наделённой лидерскими качествами. Именно она должна озвучивать «недовольство» властью и выступать с критикой. Истории про коллективный протест молодых, их выходки на митингах по призыву Навального, фотографии в соцсетях из автозаков с улыбкой до ушей уже вызывают раздражение. А в нашей истории занятые любимым делом и построившие собственный бизнес ребята с высоким уровнем известности высказывают недовольство жизнью в российской глубинке и критикуют власть.

Сегодня на полуострове действуют реальные механизмы поддержки туристических проектов. Но, как я уже сказал, задача у недобросовестных корреспондентов упрощается до минимума. Вместо конструктивных проектов предлагаются утопические идеи. Например, делаются попытки сравнить Камчатку с Исландией. Природа европейской страны и нашего полуострова очень похожа – есть и вулканы, и гейзеры. Но за границей жизнь – «сказка», в России – «царство мордора». Почему-то не учитывается, что рядом с Исландией располагается густонаселенная объединенная Европа с развитой инфраструктурой, создаваемой столетиями. Благополучный Старый Свет не знал последние годы потрясений, подобных развалу СССР. Отголоски этой геополитической катастрофы, к сожалению, ощущаются на Камчатке до сих пор. Да и оторванность полуострова от развитых регионов тоже диктует свои особенности

Но зачем вдаваться в ненужные подробности? Кино Дудя про Камчатку не о переменах к лучшему. Создается ощущение, что фильм сводится к критиканству, суть которого сводится к тому, что в нашей стране все плохо, а государственная власть не помогает и только мешает развиваться как Исландия.

После выхода фильма Дудя «Камчатка – полуостров, про который забыли» и репортажа «Сибирь. Реалии» мне захотелось пообщаться с Антоном Морозовым лично. Я приехал на Халактырский пляж, где размещается школа серфинга «Snowave», чтобы узнать, действительно ли он настолько скептически настроен и уверен, что помощи и поддержки ему ждать неоткуда.

Халактырский пляж – участок побережья Тихого океана в окрестностях Петропавловска-Камчатского, популярное место отдыха среди жителей Камчатки и туристов.

Мы разговаривали спустя несколько дней после того, как на Халактырском пляже прошло выездное совещание о судьбе этого туристического места, его цивилизованном развитии и создании современной инфраструктуры. Встретиться с предпринимателями приехали врио губернатора Владимир Солодов и мэр Петропавловска-Камчатского Константин Брызгин.

Эта встреча открыла новую веху развития любимого камчатцами и туристами места отдыха. Халактырский пляж получит статус городского парка. Решено, что количество инвестиционных проектов будет минимальным. По общему мнению жителей Камчатки, пляж должен остаться уголком дикой природы с минимальным воздействием человека на природу. Приметой цивилизации станет современная дорога к городскому парку. Часть, прилегающая к океану, будет без капитальной застройки. Тем более, что линия берега за последние пять лет сдвинулась вглубь суши на двадцать метров и вести капитальное строительство там опасно и нецелесообразно. Но кластер активных видов спорта будет обозначен как постоянная точка на карте. Сёрферы получат поддержку своих проектов, потому что создают уникальное восприятие Камчатки в мире.

– Антон, как строились ваши отношения с властью?

– До недавнего времени в камчатском правительстве обращали внимание на школу серфинга, когда нужен был фактурный материал о новшествах в сфере отдыха на Камчатке, для презентаций на различных выставках. Также нас привлекали для проведения всевозможных фестивалей экологической направленности. Тогда мы плотно сотрудничали в городскими и краевыми властями. В таком режиме мы работали 15 лет. О том, что на Камчатке есть сёрфинг узнавали из материалов журналистов, в том числе иностранных каналов.

Я понял, что вас обижает, что к вам относились как к какой то экзотической форме спортивной активности? Так было. Но сейчас ситуация кардинально поменялась. Насколько я знаю, вас заметили. К вам обратились за помощью в создании концепции развития Халактырского пляжа.

– Наш опыт существования здесь позволяет это сделать. Многое из моего видения того, как должен быть организован отдых на Халактырке, руководству региона понравилось, и оно согласилось поддержать мой проект. Что само по себе очень круто. Этот пляж стал центром притяжения для горожан и гостей. Поток людей увеличивается по мере развития здесь каких-то зон для отдыха. Как следствие, сюда заходит или хочет зайти бизнес разной формации. И это уже не просто палаточный городок, как когда то начинали мы. Поэтому сейчас очень важно найти понимание, как будет развиваться эта зона. Ведь когда на пляже мы были одни, никто не обращал внимание, что здесь дом или балок. Но сейчас, когда архитектура на пляже превратилась в самострой из палаток, домиков, архитектурных форм, шатров и прочее, это выглядит со стороны непрезентабельно. Поэтому вопрос об эстетике на Халактырском пляже и приведение всего к единой архитектурной форме стоит на первом месте в грядущем процессе перемен к лучшему.

Можно сказать, что диалог с властью налажен?

– Мы смогли показать краевым властям свою точку зрения на развитие этого прекрасного места в перспективе на 5-10 лет, её приняли и поддержали. Это здорово. Меня это сильно впечатлило.

На этой позитивной ноте мы расстались с Антоном, и я поехал на встречу с представителем еще одной школы серфинга, Алексеем Лещёвым менее известной, но не менее популярной, чтобы лишний раз убедиться в перспективах развития этого вида спорта и отдыха на Камчатке. Школа «Quiksilver» находится относительно недалеко от «Snowave» на Халактырском пляже.


на фото: Алексей Лещёв

Как появилась школа «Quiksilver»?

– Лагерь для серфинга «Quiksilver» организован в 2012 году. Одновременно мы запустили акцию «Гоу серфить», чтобы каждый житель смог бесплатно получить один урок катания на волнах Тихого океана. В первое лето в «Quiksilver» побывало 300 человек. С тех пор школа смогла подняться до уровня сёрф-лагеря, где можно жить и тренироваться не уезжая в город, наслаждаясь единением с почти дикой природой.

Какое отношение ваша школа имеет к одноименному бренду одежды?

– Один из основателей школы владеет сетью магазинов, торгующими этой одеждой на Камчатке. История его сотрудничества с компанией –пример успеха, и в 2017 он предложил поддержать нашу школу от имени «Quiksilver». Поддержка выражается в информационной помощи и в предоставлении оборудования. За это мы представляем их бренд на Камчатке среди наших многочисленных гостей. Это взаимовыгодное сотрудничество для обеих сторон. Но в основном развитие школы происходит на собственные средства. Правда, два раза взяли микрозаймы. Требовалось купить автомобиль. И не так давно взяли микрозайм «Антивирус», в рамках поддержки молодых предпринимателей в период пандемии. Но, как вы понимаете, эти деньги выдаются не на безвозмездной основе.

Вы работаете только в летний сезон и кто помогает вам организовать поток туристов?

В этом году мы открыли зимний сезон. У нас были сёрферы из Белоруссии и России – те, кто приехал целенаправленно покататься в Тихом океане зимой. Туристов, в широком понимании этого слова, у нас в лагере нет. Трафик мы смогли настроить самостоятельно – через сайт и инстаграм-каналы. Но бывают случаи, когда работаем и с местными турфирмами. Если возникнут иные формы сотрудничества, то подобную кооперацию нельзя отвергать. У сёрфинга на полуострове есть потенциал и надо помогать ему раскрыться полностью. От этого все будут в выигрыше.

Итак, на этом месте можно было закончить рассказ про то, как приезжие журналисты, которых нельзя заподозрить в стремлении способствовать поступательному социально-экономическому развитию России, вдруг озаботилась положением субъектов малого и среднего предпринимательства на Камчатке. Но тогда история оказалась бы не полной. Насколько камчатский бизнес может надеяться на государственные помощь и преференции, мы попросили рассказать Юлию ХАРИТОНОВУ, генерального директора одного из основных институтов поддержки предпринимательской и инвестиционной деятельности края – Корпорации развития Камчатского края.


на фото: Юлия Харитонова

На сегодняшний день бизнес региона, без учета многочисленных составляющих экстренного вектора помощи, сформированного на период экономического спада, вызванного коронавирусной инфекцией, может опереться почти на 70 финансовых, административных, налоговых и таможенных мер поддержки предпринимательской и инвестиционной деятельности.

Среди них такие системные направления стимулирования деловой активности в крае как резидентства территории опережающего социально-экономического развития и свободного порта Владивосток. В регионе участие в программах ТОР и СПВ в качестве мер поддержки бизнеса избрали, соответственно, 100 и 154 инициатора инвестиционных проектов. Это больше, чем в каком-либо другом субъекте ДФО.

В крае сформирована стройная система институтов поддержки предпринимательства, в которую кроме акционерного общества «Корпорация развития Камчатского края», входят многофункциональный центр «Мой бизнес», кредитные организации и многое, многое другое. На мой взгляд, крайне результативно в этом направлении работает Министерство инвестиций и предпринимательства Камчатского края.

На конец июня Корпорация развития Камчатки сопровождает 121 инвестиционный проект. Общая сумма инвестиций в основной капитал по ним превышает 62 миллиарда рублей. За каждым из этих проектов закреплен персональный менеджер КРКК. Ни один из предпринимателей, обратившихся к нам, не остался без помощи.

Если говорить об инициаторе школы сёрфинга Антоне Морозе, то в Корпорацию развития он не обращался. КРКК оказывает поддержку другому похожему инвестиционному проекту. Его сформировал индивидуальный предприниматель Алексей Лещёв. Его школа сёрфинга «Quiksilver» успешно функционирует. Можно говорить о том, что она получила международное признание. В прошлом году кроме гостей из России школой Алексея Лещёва воспользовались граждане Великобритании, Швеции, Франции, других стран…

В настоящее время закрепленный за проектом менеджер Владимир Рыбалов ведет работу по оформлению в аренду инициатором проекта земельного участка с возможностью разбивки на нём лагеря сёрфингистов, но без права возведения капитальных строений, поскольку речь идет о Халактырском пляже.

В целом могу сказать, что Корпорация развития Камчатки в сфере туризма сопровождает 40 инвестиционных проектов с общим объёмом инвестиций более 30 миллиардов рублей. 10 деловых инициатив находятся в стадии практической реализации. Практически все проекты получили серьезные меры государственной поддержки на региональном и федеральном уровнях. Для некоторых из них целевым назначением формировалась инженерная и транспортная инфраструктуры

Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Дзен
Яндекс.Метрика