Петропавловск-КамчатскийПт, 21 января 2022
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Реалии камчатской вулканологии

Реалии камчатской вулканологии
Показать полностью фото »
#Интервью

yandex.ru

Осенью 2021 на сайте «Сибирь. Реалии» вышел репортаж, подготовленный журналистами телеканала «Настоящее время», – «Неизвестная Россия: вулканы Камчатки» о якобы бедственном положении станции Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН в посёлке Ключи. Авторы видеосюжета даже заявили, будто учёные, изучающие вулканы, больше похожи на энтузиастов, чем на профессионалов. О реалиях, а не о мрачном вымысле камчатской вулканологии, рассказал директор Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН доктор геолого-минералогических наук Алексей Озеров.

– Алексей Юрьевич, как можно обозначить роль камчатского Института вулканологии и сейсмологии в социально-экономической жизни полуострова?

– На мой взгляд, у Камчатки есть три важных составляющих безопасности, которые влияют на жизнь региона: армия, флот и Институт вулканологии.
Реалии камчатской вулканологии

Петропавловск-Камчатский – это уникальный город России, который располагается в высокодинамической геологической зоне. Сюда также входят города Елизово и Вилючинск.

Неслучайно было принято решение создать научно-исследовательское учреждение, в котором должны понимать, видеть, контролировать и предсказывать процессы, которые представляют высокий уровень опасности для жизни людей и всех сфер их деятельности: вулканическая и сейсмическая активность и опасность цунами. Эти три процесса стали катализатором создания камчатского Института вулканологии и сейсмологии. Он был основан в 1962 году.

Важной особенностью Камчатки является интенсивная геотермальная деятельность, поэтому одной из составляющих работы Института стала геотермия. Кроме того, наш полуостров, с точки зрения геологии, находится в «молодой зоне», следовательно сюда добавились исследования расположения месторождений полезных ископаемых.

для справки: Начало геофизических исследований на Камчатке относят к 15 июля 1915 года, когда А. А. Пурин создал Петропавловскую сейсмостанцию. Камчатская (Ключевская) вулканологическая станция (вулканостанция), ныне входящая в состав института, была создана 1 сентября 1935 года.
Реалии камчатской вулканологии

Если персонализировать роль вулканолога, то хочу привести простой пример. На полуострове каждая третья лампочка, которая горит над Вами, имеет отношение к сотруднику Института Ивану Терентьевичу Кирсанову, открывшему Дачные горячие источники. В результате его исследований стало известно о перспективности этого геотермального поля для развития природной энергетики и была построена Мутновская ГеоЭС.

Реалии камчатской вулканологии

То же самое можно сказать о Паужетской геотермальной станции, где у Института вулканологии была своя лаборатория, в которой работали ведущие сотрудники, которых мы вспоминаем с теплотой и уважением – это Борис Пийп, Виктор Сугробов, Софья Набоко, Владимир Белоусов.

Реалии камчатской вулканологии

Крупнейшие в нашем регионе платиновые россыпные месторождения в Корякии тоже открыты группой вулканологов во главе с Фаридом Шакировичем Кутыевым.

Важнейшей составляющей нашей работы стала сфера строительства зданий и сооружений. Для Петропавловска-Камчатского и Елизово создана карта вулканического районирования относительно наших домашних вулканов – Корякского и Авачинского.

Реалии камчатской вулканологии

Очень важная часть работы, которая осуществляется ежесуточно уже в течение десятков лет, – это сопровождение самолётов, пролетающих над полуостровом, а точнее мониторинг уровня опасности, который создаёт или может создать тот или иной действующий камчатский вулкан. Эти работы в Институте ведет группа KVERT, которую возглавляет О.А. Гириной.

Институт вулканологии, под руководством академика РАН Сергея Александровича Федотова, стал инициатором программы сейсмоукрепления домов в краевой столице, которые были построены со значительным дефицитом сейсмостойкости. В конце 2006 года В. Путин подписал распоряжение о выделении из бюджета России нескольких миллиардов рублей на сейсмоукрепление 30% зданий в Петропавловске. Это случилось благодаря мужественной работе камчатских сейсмологов и, главное, благодаря бойцовским качествам академика Федотова. Он был человеком, категорично отстаивавшим свою точку зрения, тем более, когда это касалось вопроса жизни людей.

Только после проведённой Институтом работы по сейсмическому районированию, когда были выполнены комплексные исследования по записи динамических параметров землетрясений, исследования смещения почвы, удалось доказать, что город надо строить и укреплять очень тщательно, и поэтому сегодняшние районы новостроек достаточно безопасны.

– Помимо землетрясений, на Камчатке угрозу для населения могут представлять ещё и вулканы. Рядом с самым большим вулканом Евразии – Ключевской сопкой – располагается посёлок Ключи и стратегический военный объект – полигон «Кура».

Действительно, соседство с таким исполином не может быть абсолютно безопасным. Был один эпизод, когда военные действительно испугались и решили эвакуировать полигон. Это произошло в конце 80-х, во время мощного извержения Ключевской сопки. Тогда группу вулканологов, в которую я тоже вошёл, подняли по тревоге. Мы совершили облёт вулкана, отобрали пробы и сделали заключение о характере извержения и степени его опасности.

Реалии камчатской вулканологии
Ключевская сопка. Извержение 1994 года

Ключевской вулкан, действительно, смог испугать видавших виды людей – над ним на высоту более 10 километров поднялось облако пепла и газа, напоминающее атомный взрыв. Начальник полигона подготовил приказ об эвакуации людей и техники. В ряде городов России готовились к вылету грузовые самолёты для транспортировки почти 10 тысяч служащих полигона. От результатов нашего обследования вулкана зависело, будет ли отдан этот приказ. Но мы уже понимали, что извержение не несёт опасности, необходимости в эвакуации не было.

Чтобы успокоить людей, нас попросили разъяснить всё и прочитать, по сути, лекцию по вулканологии. Народа в местном клубе собралось столько, что яблоку негде было упасть. Заканчивали одну лекцию, приходили новые слушатели и мы начинали снова. И так до глубокой ночи. Когда мы вышли из клуба под звёздное небо, помню, что ощутил себя одним из космонавтов, которые идут в свете прожекторов к стартовому столу и чувствуют направленные на них взгляды. Это были бесценные минуты моей жизни. Таких случаев было несколько. Тогда, отменив эвакуацию, мы сэкономили Родине сотни миллиардов рублей.

Понимаете, одна из моих главных задач – вырастить следующее поколение, которое тоже так сможет сделать.

– В Ключах находится колыбель камчатской вулканологии – вулканостанция, основанная в 1935 году. Осенью этого года она стала точкой притяжения для журналистов сетевого телеканала «Настоящее время». После их репортажа «Неизвестная Россия: вулканы Камчатки» захотелось поставить крест на российской вулканологии как науке.

– Давайте так, не всё так хорошо и не всё так плохо, давайте остановимся где-то посередине. В распоряжении камчатских вулканологов есть самые новые и современные приборы. Но, конечно, любой учёный хочет быть обеспечен с запасом – нам не хватает сейсмических станций, акустических станций, не хватает мобильной техники, квадрокоптеров… Список можно продолжать бесконечно.

С другой стороны, то, что есть, это уже хорошо. Но, самое главное, не хватает людей. Ведь если вдруг так произойдет, что Институт получит всё необходимое оборудование, то кто на нём будет работать и его обслуживать?

В репортаже «Настоящего времени» даже звучала фраза, будто вулканологи на полуострове больше похожи на энтузиастов, чем на хорошо экипированных профессионалов. Так ли это?

– Что касается квалификации российских учёных-вулканологов и уровня их научных знаний, то показатели очень высоки. На собственном примере смог это доказать, выступая в круглом зале Йельского университета со своей научной диссертацией. Научно-исследовательские работы российских учёных ценят за рубежом.

Когда-то я уже говорил вашим коллегам журналистам, что критерием настоящего учёного является умение генерировать новые знания. Чтобы дойти до этого состояния, необходимо вложить в свою работу огромное количество душевных и физических сил, проработать невероятно большое количество материалов, впитать опыт учителей, коллег, отречься от многого и в результате привести себя в такое состояние, когда ты способен видеть, понимать и решать важные научные задачи. Для этого нужны годы работы, целеустремленность и упорство, а не только качество приборов и техники.

Но у современных молодых учёных уровень романтизма невысок. На первое место выходят бытовые условия и уровень комфорта. Они прагматики, и эта тенденция хорошо прослеживается во всём мире.

К сожалению, в настоящий момент Институт не в силах предоставить комфортные бытовые и финансовые условия по целому ряду причин. Даже если я найду молодого специалиста, и он сюда приедет работать, то гарантировать, что он останется на Камчатке, я не могу. Зарплата, которую может обеспечить Институт, не высока. При высоком уровне востребованности научных инженерно-технических кадров в стране и их дефицитности, хорошие специалисты без труда найдут работу на материке, где им предоставят и жильё, и высокую оплату труда. Далеко не все романтики в современном мире выживают и достигают высот.

– И все же, что делает Институт для привлечения молодых специалистов. Трудно ли вырастить учёного на Камчатке в современных условиях?

– Воспитание молодых учёных – это приоритетная задача для Института. Важно, чтобы наука пополнялась новыми кадрами, которые впитают опыт предыдущих поколений, а затем поделятся своим. Для того, чтобы обеспечить эту преемственность, необходимо иметь кузницу кадров. И она есть в Московском Государственном Университете на геологическом факультете, где организована кафедра петрологии и вулканологии.

После того как заканчивается обучение и начинается работа в Институте, процесс накопления научных знаний не заканчивается. Когда-то меня, молодого специалиста, действующий тогда директор Института академик С.А. Федотов отправил на конгресс вулканологов в Болгарию, потом в Японию. Я много ездил по миру, обучался, накапливал и делился научными знаниями с коллегами. Считаю, что подобную школу должны проходить все, кто изучает процессы, происходящие в недрах нашей планеты.

В Институте существует Совет молодых учёных, и его председатель имеет право оформлять научные командировки для повышения квалификации сотрудников. Кроме этого, когда идёт защита кандидатских диссертации, Институт всесторонне стимулирует соискателей и существенно повышает заработную плату.

В сентябре 2022 года на базе Института будет работать Международная школа по наукам о Земле имени Леонида Перчука. Это был один из видных советских и российских ученых-геологов. На Камчатку приедут 70 ведущих преподавателей и учёных в области геологии. Они прочитают лекции для наших сотрудников, а те, в свою очередь, смогут найти интересные темы для научной работы, выбрать руководителя своего проекта и начать сотрудничество для проведения исследований и экспериментов на кафедрах российских вузов, которые будут представлены на этом форуме.

Возвращаясь к теме вулканостанции в Ключах, а сколько будет стоить строительство нового объекта?

– По самым скромным подсчетам, оно обойдется в 100 миллионов рублей. Если покупать мобильную лабораторию, то это, минимум, 50 миллионов. Но надо решить и квартирный вопрос для специалистов, которые будут там работать. Дома, где жили сотрудники в советское время, приватизированы в 90-х, а затем перепроданы. Теперь это частная собственность. В собственности Института осталось только старое двухэтажное здание станции наблюдения.

Технику и оборудование удается закупать?

– В 2021 году мы купили две сейсмостанции и шесть акустических, современный микроскоп для проведения исследований. Это безусловный прогресс. Но, с другой стороны, сейсмических станций необходимы десятки, акустических – ещё больше. И список можно продолжать.

В настоящее время мы договорились с Губернатором Камчатского края Владимиром Солодовым обсудить вопрос покупки и установки на Авачинском и Корякском вулканах специальной аппаратуры для постоянного наблюдения за домашними вулканами, которые на самом деле имеют крутой нрав.

Надеюсь, что наметившиеся положительные тенденции взаимоотношений с властями будут реализовываться в научные проекты. Губернатор понимает те задачи, которые стоят перед вулканологией и являются социально значимыми для развития камчатского полуострова.

– Яркий пример такого социально-значимого взаимодействия ещё свеж в памяти жителей Камчатки. Давайте напомним читателям, что Институт вулканологии стал первой организацией, которая продемонстрировала взвешенный научный, а не эмоционально-обывательский подход к истории с «красным приливом» в 2020 году.

– Когда это произошло, я находился на Cахалине и делал доклад по вулканологии на заседании Президиума Российской академии наук. Мне показали фотографии, которые быстро разлетелись по социальным сетям и взбудоражили общественность. Я связался с нашими сотрудниками и отправил их в район Козельского полигона проверить его состояние. Параллельно отработали еще насколько техногенных версий. Не исключали и другие источники загрязнения.

Наши учёные отобрали воду из-под Козельского полигона, отдали в нашу химическую лабораторию и получили заключение, что вода по ГОСТу питьевая. И уже с этим, научно обоснованным анализом, мы приехали на совещание к Губернатору Владимиру Солодову. Тогда мы имели весомую аргументацию против кампании, развернутой в соцсетях, где каждое сообщение о якобы утечке с Козельского полигона сопровождалось фотографией берега, усеянного гидробионтами. Хотя, откуда взялись эти кадры, кто их снимал, никто не знает до сих пор. Мы поднимали в воздух квадрокоптер, но не смогли найти такого скопления погибших гидробионтов, хотя прошли от полигона до линии Халактырского пляжа и вдоль него на многие километры. Помню, что тогда я обратился к журналистам и блогерам с просьбой выкладывать геолокацию и даты съемок, чтобы оперативно туда подъехать и отобрать пробы воды и грунта.

Тогда же Губернатор попросил меня на первом этапе вести научно-лабораторные исследования, чтобы озвучивать не эмоциональный, а взвешенный подход в изучении этого явления.

В Институте есть современная химическая лаборатория, где работают сильные химики, специалисты, способные дать экспертные заключения. Этим мы и занимались, шаг за шагом опровергая все версии, звучащие в сети Интернет и СМИ. Не было ни катастрофического разлива нефтепродуктов, ни ракетного топлива, ни ядохимикатов. Всему виной стало цветение токсичных водорослей, результат которого мы наблюдали на дне Камчатского залива и в некоторых местах под водой на охотском побережье.

Что бы вы хотели сказать напоследок читателям?

– В Институте работает порядка 270 человек, и только треть из них можно считать молодыми, т. е. в возрасте до 40 лет, а хотелось бы больше. Хочется, чтобы те, кто сегодня выбирает жизненный путь, посмотрели в сторону профессии вулканолога. Я считаю, что это самая интересная профессия на Земле. Особенно для тех, в ком есть ген романтизма, интереса к окружающему миру, подвижности и авантюризма, а также стремление познать глубинные тайны нашей планеты и сделать что-то важное и нужное для своей Родины.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News