Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

WWF собирается управлять камчатскими рыбными промыслами?

WWF собирается управлять камчатскими рыбными промыслами?
Фото wwf.ru
В июле 2020 года в российском отделении WWF сообщили,  что пятнадцать  рыболовецких компаний Камчатки сертифицированы по стандартам Морского попечительского совета (MSC). Девять из них расположены в Карагинском заливе, а остальные шесть на реках западного побережья полуострова.  Однако, радостная новость от экологов  оказалась с подвохом.

В WWF подчеркнули, что его представители акцентировали внимание компании — сертификатора на важности учета влияния горнодобывающей промышленности на состояние запасов лосося. Критике подверглась ситуация на реке Вывенке, впадающей в залив Корфа, где сокращаются популяции кеты, нерки и чавычи. Выглядит так, будто сертификацию рыбопромышленники получили, но с оговоркой, что ее можно будет и лишиться.

Завершается пресс-релиз WWF фразой: «Сертификатор обязал компании, ведущие промысел в заливе Корфа, наладить работу с КамчатНИРО для разработки плана по оценке воздействия горнодобывающей промышленности на продуктивность лососевых в реках, впадающих в залив. Знания, полученные в ходе исследований, позволят в будущем принять необходимые меры по управлению промыслом с учетом негативного воздействия». Но, кто будет управлять промыслами – WWF, компания — сертификатор или Морской попечительский совет – не уточняется. Тем не менее, исходя из контекста предложения становится понятно, что роль владельцев в управлении промысла серьезно уменьшается.

Морской попечительский совет (MSC) – детище WWF, основанное совместно с транснациональной британо-нидерландской компанией «Unilever»


Официально он позиционирует себя как международная некоммерческая организация, устанавливающая стандарты устойчивого рыболовства для решения глобальной проблемы чрезмерного вылова, ведущего к истощению мировых запасов. Штаб-квартира компании находится в Лондоне.

Сертификат MSC выдается компаниям, которые добывают рыбу с соблюдением строгих экологических правил. Соответствующая маркировка в виде бело-голубой этикетки с логотипом «MSC» присваивается продукту, если промысел соответствует 8 критериям.

Любопытно, что сам Морской попечительский совет оценку промыслов не ведет. Ей занимаются аудиторы из коммерческих компаний за весьма солидное вознаграждение.

По данным сайта «Fishnet», для оплаты экспертизы согласованной с MSC третьей независимой стороны требуется от 10 до 150 тысяч долларов, в зависимости от объема и сложности процесса.

Авторы фильма «Темная сторона MSC», вышедшего на немецком телеканале «Das Erste» утверждают, что за каждый проданный продукт с их логотипом MSC получает лицензионное вознаграждение в размере около 17 млн. евро в год. Поэтому назвать некоммерческим проект по сертификации рыбных промыслов очень сложно.

Из-за высокой стоимости экологического аудита получить бело-голубую этикетку МSC могут только крупные компании, а мелким собственникам она не по карману. Так программа изначально создает конкурентные преимущества на рыбном рынке для гигантов отрасли.

Получается, что бело-голубая этикетка MSC становится мощным рычагом в руках экологов. У Морского попечительского совета концентрируется полная информация о промыслах, которая дает им контроль над рынком. Распорядится сведениями можно как угодно, например, использовать в интересах конкурентов или в политических целях.

Не секрет, что экологические организации используются как инструмент борьбы в экономических войнах. В качестве примера можно вспомнить борьбу с поставками дешевого тунца в США. Американские рыбаки долгие годы страдали от иностранных конкурентов, продававших продукцию по более низким ценам. Справиться с ними помогли экологи, которые объявили войну рыболовам, наносившим урон популяции дельфинов. «Зеленые» доказали, что иностранцы используют небезопасные сети – попадавшие в них дельфины задыхались и гибли.

В 1990 году в США принят закон об информации для потребителей о защите дельфинов. Он ввел особую маркировку «безопасно для дельфинов», которую могли получить преимущественно американские рыболовы. Так рынок США закрылся для тунца из Мексики, Венесуэлы, Колумбии и стран Евросоюза. Мексика неоднократно подавала жалобы на дискриминацию ее продукции на американском рынке в международные организации, но победить эмбарго соседей ей так и не удалось.

Еще один классический пример – история с фреоном, который экологи назвали разрушителем озонового слоя.

После подписания Монреальского протокола вещество попало под запрет во многих странах, озаботившихся сохранением окружающей среды. Выиграл от экологической аферы американский химический концерн Дюпон, который запатентовал формулу и получил монополию на заменитель фреона, а затем продавал его по всему миру. Позднее выяснилось, что научная теория о разрушении озонового слоя фреоном не имела веских доказательств.

Кстати, по данным сайта fishnews.ru

Соединенные Штаты – важный покупатель для российских добытчиков краба, минтая, лосося и икры. Перечисленные виды биоресурсов добывают и американские рыбопромышленники, которые в 2014 году обращались с просьбой к правительству США ввести запрет на импорт морепродуктов из России для поддержки отрасли. Недавно рыбаки Аляски пожаловались на то, что дешевый российский палтус, маркированный логотипом «MSC», сделал их продукцию неконкурентоспособной на внутреннем рынке. Манипуляции на тему экологии могут оказаться весьма кстати.

Напомню, что Всемирный фонд дикой природы вышел из американской экологической организации «Фонд охраны природы». Важную роль в его создании сыграл Годфри Андерсон Рокфеллер, который набирал первых сотрудников, а в последствии занимал важные посты в головном офисе фонда в Швейцарии и в дочерней структуре организации в США.

Возвращаясь к проекту WWF по сертификации рыбных промыслов, отмечу, что в 2015 году MSC приостановил действие сертификатов для 5 рыбопромышленных компаний, специализирующихся на добыче восточно-балтийской трески. Причина, названная руководителем программы MSC в Скандинавско-Балтийском регионе Минной Эппс, звучала очень размыто:
«Для прохождения сертификации рыбопромышленные компании должны продемонстрировать, что их деятельность не приводит к снижению популяции рыб».

В прошлом году Морской попечительский совет приостановил сертификацию атлантической скумбрии, основываясь на неких данных о «тенденции к снижению биомассы нерестового запаса». Несмотря на данные науки о хорошем состоянии популяции, сертификация не была возобновлена.

По информации «Fishnews»

причиной такой позиции MSC стало самостоятельное назначение себе лимитов Исландией, Гренландией и Россией, а также недостаток контроля вылова со стороны ЕС, Норвегии, Фарерских островов.

То есть действие сертификации можно приостановить в любой момент, сославшись на абстрактные требования доказательств, что промысел не подрывает запасы вида.

К слову, у Всемирного фонда помимо морской есть еще и лесная сертификация – FSC. Лесной попечительский совет оценивает безопасность для экологии заготовки древесины. Сегодня без его одобрения практически невозможно реализовать продукцию на европейских рынках.

В России стандарт FSC внедрен в 2008 году. Многие отечественные лесопромышленные компании прошли сертификацию, чтобы расширить рынки сбыта. Однако в 2013 году в Сибири Лесной попечительский совет в одностороннем порядке ужесточил требования стандарта FSC. В результате более 30 % мелких лесопромышленных предприятий не смогли их выполнить и оказались поглощены более крупными конкурентами.

Не исключено, что подобный сценарий ожидает и камчатских рыбаков. Кстати, на сайте Всемирного фонда дикой природы сертификация отмечена в качестве одного из проектов на Камчатке. В 2019 году 35 % уловов лосося на полуострове сертифицированы по стандартам MSC.

Какие иные меры, способные сберечь камчатского лосося, предпринимает фонд на Камчатке не совсем понятно. Информация об активности экологов на полуострове появляется зачастую хаотично, но с громкими заголовками. Недавно WWF заявил о том, что в реке Большой на западном побережье Камчатки закончилась чавыча. Этот вид тихоокеанского лосося является самым крупным и ценным – вес взрослой особи может достигать 50 килограммов. Неудивительно, что чавыча стала лакомой добычей для браконьеров, которые значительно сократили ее популяцию.

За громким заголовком на сайте WWF России об исчезновении чавычи скрывалось всего лишь то, что рыбаки быстро раскупили лицензии для любительского лова на участках реки Большая. Получилось, как в известной пьесе Шекспира – «Много шума из ничего».

Между тем, сокращение популяции чавычи в регионе вызывает тревогу. Неслучайно, более 10 лет назад местные власти запретили ее промышленный лов на западном побережье, где и протекает река Большая. Но если WWF так заботит судьба камчатской царь-рыбы в этом водоеме, то почему в 2018 году фонд перенес пост добровольных инспекторов рыбоохраны оттуда на реку Авача, в которой уже давно не наблюдается серьезных подходов лосося и не ведется масштабный промысел?

Этот вопрос РИА «SM-News» адресовало директору Всемирного фонда дикой природы России Игорю Честину. Уведомление о доставке письма датировалось 29 апреля 202 года.Однако ответа на него так и не последовало, равно как и фонд проигнорировал другие вопросы, касающиеся деятельности его камчатского отделения. Нас интересовало, какие проекты реализовал WWF в Камчатском крае за последние 3 года, какие суммы на них затрачены, откуда поступает финансирование. Молчанием экологи ответили и на вопросы о заработной плате директора камчатского отделения Сергея Рафанова и о том, зачем ему дорогой внедорожник «Toyota Landcruiser» от WWF.


на фото Сергей Рафанов

То ли ответить представителям WWF нечего, то ли закон «О средствах массовой информации» для фонда не писан.

Яндекс.Метрика